Сергей Кузовов: «Я готовился к девяти Олимпийским играм!»

Важнейшую роль в успехе спортсмена на любых соревнованиях и, особенно, на Олимпиаде, где накал эмоций и волнения всегда на пике, играет тренер.

Сергей Кузовов: «Я готовился к девяти Олимпийским играм!»

Сергей Васильевич Кузовов – заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер России и судья международной категории посвятил олимпийской работе в парусном спорте 36 лет: 18 лет – в качестве спортсмена, и еще 18 лет – в качестве тренера. Сейчас этот опытнейший человек является главным ампайром серии  Tenzor Cup by PROyachting.

О своем олимпийском опыте, успехах и проблемах Сергей Васильевич рассказал в интервью.

Сергей Васильевич Кузовов: “До перехода на тренерскую и судейскую работу я сам был спортсменом. Отбирался на Олимпиаду в далеком 1984 году. Мы тогда  были обладателями Кубка мира 1982-1983 года, победили с нулем на Кильской и Иерской регатах, но поскольку советское правительство решило, что опасно ехать в Лос-Анджелес, мы пропустили эту Олимпиаду. Вместо этого, для всех, кто не поехал в Лос-Анджелес провели соревнования “Дружба-84”, где мы завоевали  «серебро». После этого, в 1986 году состоялись первые Игры доброй воли, где участвовали все медалисты Олимпиады в Лос-Анджелесе 1984 года и советская команда. Мы являемся победителями этих игр. Этот факт подчеркивает, что у нас были очень хорошие шансы завоевать медаль на Олимпиаде в Лос-Анджелесе.

После этого я еще участвовал в отборах на Олимпиаду 1988 и 1992 годах, был в сборной команде в 1996 году, но, к сожалению, будучи в Америке травмировался, порвал связки и мениски, был 11 месяцев в госпитале, и не успел восстановиться к нужному сроку. Травма не позволила дальше продолжить карьеру спортсмена, поэтому с 1997 года я ушел в тренерскую работу. А так, на протяжении 18 лет я был одним из лидеров сборной команды в самом быстром олимпийском классе – катамаранов «Торнадо». 

Потом я работал как тренер этого класса, привлекал ребят. В 2001 году Андрей Кирилюк, объединившись с Валерой Ушковым, тоже сели на этот класс, и наше сотрудничество было достаточно успешным. Мы начали работать за три года до Олимпийских игр в Афинах, успели завоевать медаль на Чемпионате Европы, побеждали на Чемпионате России и были призерами на этапах Кубка мира. На Олимпийских играх экипаж Кирилюк/Ушков имели в своем активе 1, 3, 4, 5 места на гонках. Однако, им не удалось вписаться в итоговую “шестерку” в силу характера Андрея: он всегда стремился победить, и зачастую рискованные маневры приводили к ошибкам.  На Олимпийских играх, он шел десятым в первой гонке, и восьмым — во второй, его не устраивали такие приходы, и он делал галс вправо в море и там “закисал”, и в результате пришел 18-м и 14-м. На следующий день он выиграл пятую гонку, пришел третьим в шестой, и до этого тоже были пару приличных приходов, можно было спокойно попасть в “шестерку”, но в результате финишировал на 9-м месте. Хотя это до сих пор среди российских олимпийцев один из  лучших результатов в этом классе. Я считаю, что за три года освоить новый  класс и показать достойные результаты — это весомый аргумент в пользу нашей совместной работы.

Наши спортсмены никогда не сдаются и бьются до последнего, и иногда сама природа начинает в этом плане помогать. Был в моей практике случай, правда, не на Олимпийских играх, а на этапе Кубка мира в Германии, когда Кирилюк/Ушков шли вторыми в общем зачете, и на последней гонке, чтобы сохранить претензии на серебро, им надо было финишировать в тройке лидеров. Так сложилось, что в тот день было чистое голубое небо и очень сильный ветер с порывами до 30 узлов. На последней лавировке  ребята шли двадцатыми. По законам парусного спорта ничего уже нельзя сделать, я расстроился, лег на дно катера, посмотрел в небо и сказал: «Если ты существуешь, сделай что-нибудь!».  Смотрю, заходит ветер на 30 градусов, и ребята как раз оказались с нужной стороны, чудом впрыгнули в тройку и смогли защитить свое второе место. Правильно говорят, удача приходит к сильнейшим. И таких примеров очень много.

Чем отличаются выступления на Чемпионате и Олимпиаде?
На Олимпийских играх заявляется 20 или того меньше пилотов, тогда как на этапах Кубка или Чемпионата Мира или Европы иногда под сотню экипажей, и чисто теоретически на Олимпиаде шансов завалиться сильнейшим очень мало. Разница в очках на Олимпиаде очень маленькая, каждое место очень важно, и фактически происходят мини-матч-рейсы, и каждый завал очень влияет на конечный результат.  Вот как сейчас в Токио получилось у Комиссарова в классе “Лазер”: В первой гонке 24 место, потом хорошие приходы были, а в последней гонке  занял 29 место. В итоге, 24-го место пошло в зачет и отбросило Сергея из первой 10-ки  на 11-е место.

В настоящее время к Олимпийским играм допускается ограниченное число тренеров, с 2008 года появились  квоты, которые страна должна получить, чтобы спортсмены в том или ином классе были представлены на соревнованиях. В советское время национальный Олимпийский комитет просто подавал заявку, поэтому олимпийская команда была широко представлена во всех классах, затем начались ограничения. Ввели дополнительные отборы, квоты и так далее. Кроме того, квота парусного спорта в программе Олимпийских игр продолжает сокращаться. Сначала было 400 атлетов, потом 380, а сейчас 350 атлетов со всего мира. Международной парусной федерации важно показать, что в Олимпийских играх участвует огромное количество стран.  Но распределение квот, которое проходит по континентам, получается неравномерным. Например, Европа, где 29 стран и очень много сильных конкурентоспособных атлетов, поставлена в очень тяжелые условия, чтобы, получить такую квоту на одно-два места, тогда как в Африке или Австралии, где всего один сильный спортсмен, гарантированно проходят отбор, и на Олимпиаду попадают аутсайдеры, занимающие в итоге последние места. Зато все выглядит красиво у международной Федерации, у них участвуют спортсмены из Конго, Нигерии, Фуджи, тех стран, где о парусном спорте и не слышали.    Вот сейчас в Токио у нас поехало всего 5 экипажей, а могло бы быть 10, просто не у всех классов получилось взять лицензии для нашей страны на участие в Олимпиаде. Обидно, что в этом году не взяли лицензии в  класс «Финн», а ведь это класс, который дал Советскому Союзу и России большинство олимпийских медалей – Чучелов, Манкин, Потапов, Балашов.

С теми ребятами, которые сейчас выступают в Токио я, конечно, знаком, несмотря на то, что в  2016 году я закончил с тренерской работой. Читал ребятам лекции, готовил их в вопросах подачи протестов. Олимпиада еще идет, и я болею за наших спортсменов. Из тех, кто закончил свои соревнования, ярко проявил себя Сергей Комиссаров — он и физически более подготовлен, но все регаты, которые у него были, получились не стабильными в плане приходов — либо очень хорошо, либо очень сильно проваливался в турнирной таблице. Немного не хватило прагматизма ему, на мой взгляд, в Токио. Класс 470 еще не закончил гонку,  и надеемся, что у них получится попасть в “десятку”.

Наряду с тренерской работой, матчасть, логистика и прочие вопросы конечно, играют очень важную роль в результате, и здесь можно очень долго обсуждать проблемные вопросы. Например, в Токио я не увидел системы работы с парусами в нашей олимпийской команде. У нашего экипажа в Токио лодка пришла прямо накануне старта, а парусов при этом привезли аж три комплекта. Зачем? Их даже невозможно было проверить перед гонкой. В современном парусном спорте эта работа проводится заранее, а у нас не занимаются с  Sail-мейкерами — производителями парусов, и нет четкой системы подбора и подготовки лодок и спортсменов к Олимпиаде.

В свое время я плотно работал с французами, которые нам продавали паруса, и Андрей Кирилюк все свои медали как раз завоевал на тех французских парусах. Была плотная работа до гонки по подбору и тестированию парусов, а сейчас этим никто не занимается. Нет развития вторых и третьих номеров, и я считаю это не совсем правильно, потому что нет конкуренции, нет развития. Да и женских экипажей у нас пока на олимпиадах не представлено, хотя они в России есть. У большинства экипажей нет «спарринг-партнера»,  и, особенно важно попасть в группу к более сильным спортсменам, как, например, я в своей тренерской работе практиковал со своими подопечными, находя им места в команде итальянцев, испанцев и т.д. Только так можно повысить свой уровень и завоевывать призовые места на Олимпиаде». 

Наш сайт использует cookie для хранения данных. Продолжая использовать сайт, Вы даете свое согласие на работу с этими файлами.